1961 - 1965 годы

В I960 году командующий Военно-морским флотом СССР издал приказ, находящийся в личном деле П.С. Митрофанова:

«Решением ГК ВМФ 10 апреля 1960 года тов. МИТРОФАНОВ П.С. назначается на должность командира соединения, объединяющего океанографические суда и отряды, укомплектованные научным персоналом…»

В этот период барки «СЕДОВ» и «КРУЗЕНШТЕРН» часто работали вместе под руководством П.С. Митрофанова, но в некоторые экспедиции «КРУЗЕНШТЕРН» ходил один. Суда входили в состав группы, включавшей различные корабли, научный персонал которых проводил исследования преимущественно в Атлантическом океане в рамках обширной программы, инициированной во время «Международного года геофизики» и «Международного геофизического сотрудничества» в 1957-1959 годах. Между учеными не было «холодной войны»: геологи, океанографы, биологи и физики Советской академии наук работали вместе со своими коллегами из Германии, Франции, Великобритании, Норвегии, Швеции и США и исследовали возникновение и движение континентов и Мирового океана.

Научные отряды обоих крупных парусников были укомплектованы сотрудниками Управления навигации и океанологии Министерства обороны СССР и Научно-исследовательского института геологии Арктики – НИИГА, основанного в 1946 году, а в 1981 году переименованного в Федеральное государственное унитарное предприятие «Всероссийский научно-исследовательский институт геологии и минеральных ресурсов Мирового океана имени академика И.С. Гамберга», кратко – ФГУП «ВНИИОкеанология».

Для каждой экспедиции, согласно указаний флота или Академии наук СССР, участвовавшие институты разрабатывали подробную научную программу, которую необходимо было выполнить за время плавания. Программа состояла из регулярных обследований гидрологических, метеорологических и геологических параметров соответствующего морского участка и анализа встречающихся видов животных и растений. Полученные данные, по возможности, обрабатывались сразу или позже в соответствующих институтах. В конце экспедиции результаты для каждого института еще раз обобщались в одном большом отчете.

«КРУЗЕНШТЕРН» и «СЕДОВ» проходили запланированные маршруты всегда под парусом, насколько это было выполнимо. Под парусом гидрологи и гидрохимики четыре-пять раз в день брали пробы воды, измеряли температуру, анализировали состав имеющихся загрязнений морской воды.

Под командованием капитана первого ранга Павла Васильевича Власова в экспедициях с 1961 по 1965 год «КРУЗЕНШТЕРН» прошел в общей сложности 67 680 морских миль, побывав при этом на Бермудах, Ямайке, в Гибралтаре, Марселе, Галифаксе и Касабланке. Тогда на борту барка было гораздо больше людей, чем сегодня. К отряду ученых из 40-50 человек и кадровому экипажу общей численностью 117 человек добавлялось еще 150 курсантов советского ВМФ – всего до 317 человек (в 2014 году максимальное количество людей на борту – 225 человек).

Барк для своей новой службы был оборудован современным магнитометром, гидрофонами и другими измерительными инструментами. Магнитометр был вообще первым когда-либо использовавшимся с борта судна прибором для измерения магнитных полей Земли. На основании полученных данных исследователи делали выводы об истории нашей планеты, развитии и движении континентов. Гидрофон – это звукоулавливатель, сопоставимый со стетоскопом врача, который делает слышимыми для человеческого уха шумы из морских глубин. Когда во время Второй мировой войны с целью борьбы с подлодками эти приборы разрабатывались и затем совершенствовались, ученые и военные, занимавшиеся прослушиванием, были удивлены разнообразием этих шумов. Например, киты, общающиеся друг с другом пением, слышимым через сотни километров, креветки, которые при испуге щелкают с громкостью стартующего реактивного самолета, рычащие рыбы, даже трение плит земной коры друг о друга – все издает шумы, не говоря уже о кораблях и буровых платформах. Но и раньше море никогда не было тихим, бесшумным, как его воспевали поэты прошлых столетий.

Кроме того, ученые исследовали физическую и химическую структуру водных масс, а также глубинные течения на периферии Гольфстрима. Новую открытую подводную гору в глубоководном бассейне Канарских островов они назвали в честь своего судна – «Гора Крузенштерна». Чтобы отдать должное значению этих работ, необходимо понимать, что в 60-е годы прошлого столетия многие факты о возникновении и структуре Земли, которые сегодня относятся к общему образованию, были еще неизвестны или только начинали входить в темы научных публикаций. Так, например, система течений «термогалинной циркуляции», объединяющая весь Мировой океан и оказывающая важное влияние на климат, была известна только частично, структура морского дна с его огромными срединно-океаническими хребтами обнаружена совсем недавно и даже возникновение морских волн еще не полностью объяснимо.

Лишь тридцать лет спустя довелось вернуться к научно-исследовательским работам на судне, когда для первого кругосветного путешествия под парусом в 1995-1996 годах на нем снова была оборудована исследовательская лаборатория, которую до 2009 года использовала группа ученых из Атлантического научно-исследовательского института рыбного хозяйства и океанографии (АтлантНИРО) Калининграда. Но об этом чуть позже.
Большой парусник идеально подходил и для гидроакустических исследований, и для развивавшейся измерительной техники магнитных полей Земли. С выключенными двигателями, приводимый в движение только парусами, «КРУЗЕНШТЕРН» скользил по морю почти без вибраций и шума. Благодаря своим размерам, он представлял собой стабильную платформу для чувствительных измерительных приборов. Результаты этих экспедиций были фундаментально важны для проверки теорий о тектонике плит, которые в начале 1960-х годов были еще очень спорными.

Барк «Padua – Крузенштерн», 90 лет
Авторы: Кристина Хибер, Томас Бетхер
Общая редакция: Михаил Новиков

Читать далее

Образовательный центр
«Морская практика»
Главная страница
Расписание
и стоимость маршрутов
Отзывы практикантов,
рекомендации
Записаться на практику,
заполнить анкету практиканта