Иван Федорович Крузенштерн

Своим новым именем «Летящий П-лайнер» «обязан» адмиралу Ивану Федоровичу Крузенштерну (нем.: Adam Johann von Krusenstern). Крузенштерн происходил из обрусевшей немецкой семьи, которая с XVII века проживала в тогдашней прибалтийской Эстляндской губернии, входившей в состав Российской империи. В то время высшие круги Прибалтики говорили по-немецки, поэтому при крещении своему сыну, рожденному 8 ноября 1770 года (по старому стилю – 19 ноября 1770 года), родители дали имя Адам Иоганн. Юным кадетом он поступил на царскую службу, где его стали назвать Иваном Федоровичем.

Молодой человек быстро отличился, еще будучи мичманом, во время русско-шведской войны в сражениях за Готланд и Ревель своей смелостью, мужеством и способностью правильно оценивать ситуацию. После сражения в Выборгской бухте – решающем в этой войне – он был произведен в лейтенанты и, наконец, в 1793 году послан императрицей Екатериной Великой в Англию для изучения морского искусства на лучшем в то время флоте мира. Он воевал на фрегате «ТЕТИС» в Канаде и Вест-Индии, объездил Южную Америку, Ост-Индию и Китай, где он провел год в Кантоне (ныне – Гуанчжоу) и Макао. В эти годы путешествий молодой офицер начал интересоваться тогда еще новыми науками – этнографией, географией и гидрографией. Возвращаясь домой на судне «БОМБЕЙ КАСЛ», он разработал план первого кругосветного плавания под российским флагом.
В1803году ему удалось осуществить свое намерение: молодой император Александр I назначил его главнокомандующим Первой российской экспедиции вокруг света. Группе, состоящей из фрегатов «НАДЕЖДА» и «НЕВА» (капитан Юрий Федорович Лисянский), предстояло посетить российские владения на Аляске и Камчатке и исследовать не только живущие там народы, но и сами острова Тихого океана. Научные сведения, собранные за трехлетнее плавание, барон Крузенштерн опубликовал в трех многотомных трудах: «Путешествие вокруг света в 1803, 1804, 1805 и 1806 годах на кораблях «Надежда» и «Нева», «Статьи по гидрографии великих океанов» (“Beytrage zur Hydrographie der groRen Ozeane”), «Атлас Южного моря» (“Atlas de I’ocean Pacifique”). Все они были изданы в Санкт-Петербурге. Некоторые из них переиздаются и по сей день. Рисунки в этих работах показывают уже исчезнувший мир жителей тихоокеанских островов, Аляски, Камчатки и Японии. Карты многих отдаленных островов, малопосещаемых побережий, составленные за время этой экспедиции, лишь сейчас постепенно заменяются спутниковыми изображениями.

Иван Федорович Крузенштерн

Рисунок из экспедиции 1803-1806 годов: поселение Российско-американской компании в Ситхе, Аляска (Железняк, 2006, с. 23)

По возвращении И.Ф. Крузенштерн был назначен директором морского кадетского корпуса, воспитавшего многих великих русских мореплавателей. Затем барон Крузенштерн служил на различных постах в царском флоте. В 1842 году в возрасте 72 лет в звании адмирала он вышел в отставку. Прожив долгую и успешную жизнь, 24 августа 1846 года, в возрасте 75 лет, он умер.
После разрушительной войны, в ходе которой были полностью опустошены огромные территории и погибло около 27 миллионов советских граждан – больше, чем во всей Европе вместе взятой, – стране не хватало рабочих рук, материалов и средств. И без того ограниченные ресурсы были необходимы на более важные нужды, чем ремонт и содержание судов, перешедших от бывших противников. Был издан правительственный указ, запрещавший выделение средств на ремонт этих судов. Это означало их эксплуатацию пока это было возможным, а затем – отправка на лом.

Но «КРУЗЕНШТЕРН» – в его нынешнем состоянии – не подлежал никакой эксплуатации. После долгой стоянки судну был необходим основательный ремонт. Кроме того, потребовалось бы выполнить еще целый ряд других работ, чтобы подготовить его к новому плаванию, поскольку в конце 1940-х годов эпоха больших грузовых парусников окончательно завершилась, а бывшая «ПАДУЯ» все еще была парусным судном без двигателя. У этих винджаммеров просто больше не было возможности зарабатывать деньги. Эффективные дизельные двигатели, высокие страховые взносы для парусников и все жестче регулируемое законодательством судоходство закрыли выход в море. Даже последнему коллекционеру крупных парусных судов – Густаву Эриксону из Мариехамна с финских Аландских островов – пришлось отказаться от своего хобби и продать все оставшиеся у него после войны большие парусники. Некоторые из них – «ПАССАТ» и «ПАМИР» – были отправлены на разделочные верфи, откуда их спасли бывший капитан Груббе и немецкий судовладелец Гейнц Шливен, но это другая история. Четырехмачтовый барк «ВИКИНГ» закончил свою карьеру стационарным учебным судном и стал музеем в Гётеборге (Швеция), «МОШУЛУ» – самый большой четырехмачтовый барк мира с общей длиной 122 м – плавучим рестораном в Филадельфии, США. Только четырехмачтовый барк «ПОММЕРН» наследники Густава Эриксона в 1951 году передали городу Мариехамну с условием сохранить судно в неизменном состоянии как памятник. Так стоит он и по сей день – последний большой парусник с огромными грузовыми отсеками и полностью сохранившимся оригинальным снаряжением.

Помимо тихого существования в качестве музейного экспоната на какой-нибудь набережной, единственной возможностью «выживания» для крупного парусного судна было его использование в учебных целях, хотя для этого еще со времен основания Германского общества учебных судов (DSV) в 1900 году все чаще использовались специально построенные и оснащенные удобные барки или суда с полным парусным вооружением.

Несмотря на хороший довоенный опыт с «ТОВАРИЩЕМ I» (бывший «ЛАУРИСТОН»), «ВЕГОЙ» и другими более мелкими грузовыми парусными учебными судами, в 1946 году не было ни средств, ни специалистов для ремонта и, тем более, переоборудования барков «КРУЗЕНШТЕРН» и «СЕДОВ». Кроме того, Советский ВМФ получил еще одно из почти новых учебных парусных судов (со вспомогательным двигателем) ВМС Германии – «ГОРХ ФОК (I)» – в счет репараций, которое можно было сразу же использовать. «КРУЗЕНШТЕРН», напротив, говоря языком морского жаргона, был «непригоден» – маневрирование во все еще полных мин, узких водах Балтийского моря для такого большого парусника без вспомогательного двигателя было смертельно опасным. Судьба старого «винджаммера» висела на волоске.

Но благодаря мощной поддержке адмирала флота Николая Герасимовича Кузнецова командование флота решило использовать этот большой корабль как плавучее общежитие. Так можно было бы временно решить проблему с размещением курсантов и матросов Балтийского флота в разрушенном Ленинграде. Это было несложно устроить, проведя относительно простые работы по техническому переоборудованию, поэтому в феврале 1946 года «КРУЗЕНШТЕРН» был отбуксирован из Свинемюнде на верфь «Нептун» в Ростоке. Перед началом работ новая команда снова оснастила судно. В судовом журнале записано: «Май-июль 1946 года. Личным составом подняты стеньги, поставлены реи, заменен и навешен бегучий такелаж. Навешены паруса (кливера I грот-мачты и бизань)».

1946-1957 годы. И снова под парус?

Вероятно, Советский флот еще раз пересмотрел свои планы относительно будущего обоих крупных парусников, так как сыновья последнего старпома «ПАДУИ» – Джона Юнгблюта – рассказывали, что в 1946 году их отец получил официальное приглашение Советского Союза на переселение с семьей в СССР Ему обещали должность капитана на «КРУЗЕНШТЕРНЕ» и работу по обучению советских моряков. Для того времени это крайне необычное предложение, возможно, объясняется тем, что отец Джона Юнгблюта, еще с 1920-х годов, будучи совладельцем советско-германского совместного предприятия «Русско-германское складочное и транспортное товарищество «ДЕРУТРА»», имел хорошие связи в Советском Союзе. То есть стороны были знакомы. Из-за ситуации послевоенной неопределенности и ради своей молодой семьи он с тяжелым сердцем принял решение отказаться от уникального шанса стать капитаном «ПАДУИ», тем самым окончательно попрощавшись со своими любимыми большими парусниками. Вместо этого он стал лоцманом на Эльбе. То же самое предложение от Советского Союза получил и последний капитан «ПАДУИ» – Отто Шоммартц, который, по рассказам его сына Германа, предложение отклонил. Ш – г
23 апреля 1946 года командиром нового УПК «КРУЗЕНШТЕРН» Юго-Балтийского флота СССР был назначен капитан 1-го ранга Александр Константинович Павловский.

Барк «Padua – Крузенштерн», 90 лет
Авторы: Кристина Хибер, Томас Бетхер
Общая редакция: Михаил Новиков

Читать далее

Образовательный центр
«Морская практика»
Главная страница
Расписание
и стоимость маршрутов
Отзывы практикантов,
рекомендации
Записаться на практику,
заполнить анкету практиканта